Главная -> Защита имени и наследия Рерихов; Подвижничество диакона Кураева


Победа

 

 

 

Борьба за правду есть посев блага.

Живет красота в каждой борьбе против лжи, лицемерия, несправедливости, невежества.

 

С.Н.Рерих

 

 

 

<-- Н.К.Рерих "Победа"

Защита имени и наследия Рерихов

 

Философия Рерихов не религия!

Разд2

Газета "Содружество", № 13-14, февраль 2004 г. - май 2004 г.

В ЗАЩИТУ ИМЕНИ И НАСЛЕДИЯ РЕРИХОВ

 

Подвижничество диакона Кураева

 

«Тот, кто начнет с того, что полюбит христианство более истины, очень скоро полюбит свою церковь или секту более, чем христианство, и кончит тем, что будет любить себя (свое спокойствие) больше всего на свете».

Кольридж

<...> В 1999 году вышла, примечательная в этом отношении, книга кураевского последователя Ю. Воробьевского «Путь в Апокалипсис». Автор, уже нисколько не смущаясь, называет Жанну Д’Арк ведьмой. «Инквизиция видела в подобных людях ведьм и колдунов, - вторит он своему учителю. - Их тысячами сжигали на кострах. Не призываю к возрождению такой практики. Но то, что во времена “мрачного Средневековья” общество понимало и по мере сил контролировало жуткие инфернальные энергии <…> в отличие от наших “просвещенных” времен, когда откровенный сатанизм безнаказанно угрожает человечеству, в “мрачном” Средневековье существовала сила, стремившаяся не допустить утраты духовных ориентиров. Святая инквизиция! Ее костры порой весьма своевременно напоминали легкомысленному человеку об адском пламени». И еще: «Кстати, режим Гитлера “изгонял бесов” из социальной сферы не менее радикально. Среди первых за колючую проволоку отправились… и все возможные “маги”. Приехали! И дальше, как говорится, «ехать некуда». Мысли Воробьевского и размышления Кураева полностью совпадают. И тот и другой стараются реабилитировать инквизицию. Хочу напомнить читателю, чем кончается «Легенда» Ф.М. Достоевского. Великий Инквизитор, обращаясь к Христу, говорит: «Я воротился и примкнул к сонму тех, которые исправили подвиг твой. Я ушел от гордых и воротился к смиренным для счастья этих смиренных. То, что я говорю тебе, сбудется, и царство наше созиждется. Повторяю тебе, завтра же ты увидишь это послушное стадо, которое по первому мановению моему бросится подгребать горячие угли к костру твоему, на котором сожгу тебя за то, что пришел нам мешать. Ибо если был, кто всех более заслужил наш костер, то это ты. Завтра сожгу тебя». Более четко, чем сказано, трудно определить инквизицию. Достоевский, вскрыв ее глубинный смысл, ставит вопрос пророчески мудро и тем самым как бы освещает иногда плохо видимую границу между Христом и им, между христианством и антихристианством. Инквизиция как историческое явление есть тот критерий, который помогает определить, на чьей стороне оказался человек - на стороне Христа или на стороне его. Защищающий инквизицию, несомненно, находится на его стороне. По Воробьевскому вы видите, как легко человек соскальзывает от подобной защиты к реабилитации фашизма и его вождей, выплывших в нашу историю из мрака подлинного сатанизма. Можно ли Кураева считать христианином? Конечно, нет. Для того, чтобы стать таковым, нужно обладать христианским сознанием, а это явление много шире, нежели просто чтение Библии, богословской литературы или ношение рясы. Мы знаем, что ряса прикрывала не однажды неправедные дела. И то, что Кураев не обратил жало своих ядовитых стрел на действительный сатанизм, а мы знаем, что такие культы существуют, и то страшное, что сейчас происходит в нашей стране, свидетельствует об этом. Обвинение Рерихов, великих людей, внесших огромный вклад в нашу художественную и духовную культуру в сатанизме, есть в действительности по сути своей сатанизм тех, кто пытается это обвинение представить борьбой против сатанизма. Использование же «системы доказательств» этого обвинения - лжи, клеветы, различных подмен, искажений смысла критикуемых публикаций, безответственности и невежества - все это элементы отнюдь не христианского мышления. Ну а каковы же цели Кураева? Известно, что средства должны соответствовать целям. Они и соответствуют. По «Сатанизму» диакона их уж не так трудно определить - превратить Православие в замкнутую секту, лишенную широких культурных связей; разъединить культуры Востока и Запада, приписав первой пресловутый «сатанизм», а заодно скрыв от широкой, не очень образованной публики, восточные корни самого Христа и его учения; перекрыть дорогу новому мышлению - космическому мироощущению и энергетическому мировоззрению; подменить духовное возрождение России царством Великого Инквизитора; умалив роль подлинной русской культуры, расширить область невежества и оплевать нарождающуюся новую систему познания; увести от научного познания инобытия, закрыв всяческими «акробатическими этюдами» дорогу к нему доверчивым и не очень образованным; и, наконец, превратить Живую Этику из философской системы нового мышления в «сатанизм» и, таким образом выведя ее из культурного оборота, уничтожить.

И средства, и цели диакона до боли знакомы. Мы это уже проходили. Проходили и те, кто распинал Учителя на кресте, жег Великих мира сего на кострах, и те, которые при этом присутствовали. Неужели мы продолжаем оставаться толпой, не способной усваивать исторические уроки? О толпе как таковой даже Кураев не беспокоится. Поэтому он пишет свой «Сатанизм» для интеллигенции. Именно перед ней, интеллигенцией, и в этом Кураев не ошибся, стоит магистральный выбор - с Христом или с ним, с теми, кто двигал человечество по эволюционной лестнице восхождения, или с Кураевым и его командой, со Светом или тьмой, с Добром или злом. И расплывается, уходя в туман, граница, отделяющая одно от другого. Пока мы размышляем над выбором, диакон разводит костер для Елены Ивановны Рерих и Живой Этики, точно такой же, какой загорелся на площади перед замком в Руане под Жанной Д’Арк несколько веков назад. И тогда епископ Пьер Кошон вкупе с другими инквизиторами и церковными иерархами из окна замка наблюдал за зрелищем, чтобы убедиться, что с этой «строптивой девкой» покончено. «Веришь ли ты в Церковь, Жанна?»

И все-таки не покончено, ибо с такими, как Жанна, покончить нельзя. Они остаются с нами вечно, переходя одна в другую и держа над собой знамя Космической эволюции. Покончить можно с инквизицией и малыми инквизиторами. Но на это уйдет немало времени, ибо пьеры кошоны, кураевы и иже с ними время от времени тенями станут подниматься из мрака и, ненадолго обретя плоть и кровь, будут жечь на костре Жанну Д’Арк. «Жанна, веришь ли ты в Церковь?»

 

(Печатается в сокращении)
Л.В. Шапошникова, заслуженный деятель искусств РФ,
академик РАЕН, генеральный директор Музея имени Н.К. Рериха, г. Москва
(Из сборника «Защитим имя и наследие Рерихов», т.1.)