Главная -> Защита имени и наследия Рерихов


Победа

 

 

 

Борьба за правду есть посев блага.

Живет красота в каждой борьбе против лжи, лицемерия, несправедливости, невежества.

 

С.Н.Рерих

 

 

 

<-- Н.К.Рерих "Победа"

Защита имени и наследия Рерихов

 

МЕЖДУНАРОДНЫЙ   ЦЕНТР -МУЗЕЙ  ИМ. Н.К. РЕРИХА В ОПАСНОСТИ!

Разд2

 

Круги философского мышления Ю.В. Линника


О книге Ю.В. Линника «Вокруг Росова» (СПб. – Петрозаводск, 2009 г.)


Недавно центром по изучению духовной культуры ГУЛАГА в издательстве «Алетея» была выпущена книга Юрия Линника «Вокруг Росова». В аннотации говорится, что она освещает историю драматических событий, развернувшихся вокруг диссертации В.А. Росова, посвященной геополитическим аспектам азиатских экспедиций Н.К. Рериха. В центре ее - история противостояния,  ни больше, ни меньше, - отечественной науки и общественной организации. Это первое заявление редакции, которое автор  книги профессор Ю.В. Линник будет старательно муссировать на протяжении всех писем и статей, в корне неверно. Общественная организация, Международный Центр Рерихов (МЦР), настаивая на том, что великий русский художник, мыслитель, ученый, культурный и общественный деятель Николай Рерих не занимался политическими интригами, предоставила документальные доказательства своей правоты и была поддержана значительным количеством ученых России и зарубежных стран, многие из которых не только с большим уважением относятся к деятельности семьи Рерихов, но и серьезно занимаются изучением их наследия. Поэтому данное утверждение, явно имеющее своей целью умалить статус МЦР, выставив его в роли «моськи, лающей на слона», прежде всего, говорит об элементарном  неуважении автора, проявленном к своим оппонентам, и в тоже время о слабости его собственной позиции, подкрепленной недостойными методами.  На самом же деле противостояние  диссертации Росова, его защитников и МЦР, намного серьезнее и касается сущностных аспектов культуры, где правда и свобода  противостоят лжи, вызванной к жизни эгоистическими целями и побуждениями, ничего общего не имеющими с истинной наукой. Более того, доводы самого Юрия Линника во многом антинаучны. В подтверждение этого рассмотрим философскую основу рассуждений профессора.
 

Вот как он сам определяет точку отсчета. «Из-за чего разгорелся сыр-бор? Из-за различий в трактовке образа Н.К. Рериха. Личность эта многогранная, плюрализм подхода к ней неизбежен». (С. 8)  В качестве примера такого плюрализма он приводит образ Христа. По его мнению: «Он в равной степени принадлежит не только жестким догматикам, но и критически мыслящим ученым… Спасителя почитают и Папа Римский, и скопец-хлыстовец. И это нормально для нашей мозаичной, калейдоскопичной, удивительно вариативной ноосферы, которая уже никогда не потерпит обезличивающего нивелира – удушающего стандарта – насильственных шор. Ценность свободы обретена окончательно и необратимо». (С. 9) 

Что же тогда есть свобода в понимании этого философа? Судя по всему, для Ю.В. Линника свобода не ограничена никакими нравственными правилами, не подчинена морально-этическим законам и, по сути, безответственна и безотчетна. Она есть вседозволенность. К сожалению, такое понимание свободы слишком распространено в современном обществе, и это, по мнению  философов, является его главной бедой. Низкий культурный уровень большинства его граждан не позволяет осознать, что есть истинная свобода. Настоящая свобода, согласно Н.А. Бердяеву, Н.К. Рериху, П. Флоренскому и другим философам-космистам, возможна лишь в Духе, а значит, она тесно связана с нравственным аспектом человеческого Бытия, и обретается лишь в полном освобождении от низменных страстей. Свобода есть категория Культуры. А Культура не есть только образованность или интеллигентность, она в утонченности и синтезе, который обретается сознанием в процессе совершенствования. Свобода не есть беспорядочное качание маятника из крайности в крайность, она Золотой Путь древних, опирающийся на законы меры и целесообразности. Именно внутренняя свобода определяет восприятие окружающей действительности, она служит мерилом поступков других людей и зажигает сердце истинным уважением и почитанием светлого подвига. Свобода предполагает ответственность. Можно ли назвать ответственными недобросовестных авторов, которые ради дешевой сенсации, из-за низких побуждений готовы умалить жизнь и деятельность великих людей. Разве думают они, что лживые и бездуховные биографии великих личностей, составляющих совесть  и честь народа, наносят огромный урон государству, так как обесценивают для многих поколений не только подвиг этих людей, но и энергетический потенциал тех идеалов, которым на протяжении своей жизни они служили. Потеря же идеалов ввергает народ в хаос и лишает его возможностей развития. Получается, что ради, так называемой, свободы мнений можно пожертвовать Будущим.

На наш взгляд, Ю.В. Линник не хочет видеть разницу между Свободой и вседозволенностью, а это неизбежно приводит к  подменам смыслов.  Следуя его логике, любое явление можно трактовать, как вздумается, и любая интерпретация будет верной. Например, Русская  Православная Церковь видит в Рерихах сатанистов, - она, согласно Линнику, имеет право на это мнение, и полемизировать с ней ненужно, ведь личность Н.К. Рериха столь многогранна! Или, например, другие факты истории: России предъявляют обвинения  по поводу голодомора в 1930-е годы в Украине; некоторые страны протестуют против России в связи с ее активным осуждением профашистских настроений и т.д. Согласно Линнику, все эти подходы правомерны.

И неважно, что это не соответствует историческим свидетельствам, затрагивает интересы России, наносит ущерб ее международному престижу. В подтверждение своего, так называемого плюрализма, автор книги не стесняется цитировать одного из идеологов фашизма А. Розенберга и находить сходство в его взглядах и мировоззренческой позиции Н.К. Рериха. «Конечно, – пишет он, – Рерихи не имеют ничего общего с далеко не бездарным идеологом фашизма – и все же определенное сходство двух программ вряд ли случайно. Это разные манифестации общей архетипической идеи». (С. 20) Какой примитивный пиар! Вырвать из контекста, даже не мысль, а просто предложения – и заявить о «сходстве программ» гуманиста, миротворца и идеолога человеконенавистничества.

Размывание понятия «свободы» стирает границы и между  такими краеугольными категориями нашей жизни как Добро и Зло.  Следуя логике Линника, в жизни невозможно провести грань между ними. Ибо, согласно восточной философии: «Все едино в Тайне – Свет и Тьма». Да, великий Свет и великая Тьма/ великий Хаос едины, но едины в Тайне, т.е. в неких непознанных пока современным сознанием пространствах бесконечного абсолютного Бытия.  Но мы-то живем в  конкретном, земном мире, где единство Добра и Зла распадается в душах людей на конкретные дела и поступки, которые утверждают либо Благо в соответствии с мерой Добра в них, либо ведут во тьму. Ложь и, правда - тоже две противоположности. И между ними при современных условиях развития человечества нет, и не может быть принципа дополнительности, как не может быть его между волками и овцами. Они находятся между собой в жесткой борьбе. И кто может обвинить людей, отстаивающих правду, тот сам противостоит этой правде и находится на стороне «отца лжи». Росов не есть мученик, безвинно страдающий за свои убеждения, как пытается представить его Ю.В. Линник; он тот, кто утверждает ложь, поэтому так несоизмеримо и даже кощунственно звучат линниковские сравнения его с Джордано Бруно, Коперником и другими великими служителями истины, пострадавшими от рук невежественных фанатиков.

Итак, философия вседозволенности, а не свобода является сущностью научного подхода Ю.В. Линника к трактовке жизни и творчества Н.К. Рериха. И если его позиция – единственно подлинный «научный подход», то все остальные мнения для него являются ненаучными, а любая иная трактовка жизни и деятельности Н.К. Рериха, пусть даже основанная на неоспоримых фактах, является «сектантской». «Вот ошибка МЦР, летальная для него, – утверждает Ю.В. Линник, – заявленная им монополия на Рерихов. За подобными претензиями всегда стоит сектантская узость». (С. 9). 

Между тем, Ю.В. Линник упорно опускает хорошо известный ему факт, что эта «сектантская организация» ежегодно проводит масштабные международные общественно-научные конференции по вопросам Рериховского наследия, в которых участвуют десятки академиков, докторов и кандидатов наук, видные общественные и культурные деятели не только России, но и стран ближнего и дальнего зарубежья. По окончании издаются сборники докладов, вызывающие большой интерес в научной и культурной среде. При МЦР не один год работает Объединенный научный центр проблем космического мышления (ОНЦ КМ), секция молодых ученых; фонд имени Е.И. Рерих, ежегодно проводит конкурс на лучшее научное исследование в рамках Рериховского наследия. Среди основных требований МЦР, предъявляемых к научным исследованиям - их аргументированность. Г-н  Линник не станет отрицать, что это – один из главных критериев  научности. Странно обвинять в монополии на истину организацию, которая создает  необходимые условия для честных исследователей творческого наследия семьи Рерихов, сотрудничает с авторитетными научными организациями, такими как РАЕН, РАН, РАО, РАКЦ и другие. Но, похоже, все это не убеждает Ю.В. Линника. Для него все, что делает МЦР и его сторонники метафизично, а потому ненаучно. «Я не хочу обидеть одаренных людей, но их никак нельзя назвать учеными, ибо они мыслят в иной - метафизической – плоскости. Научная методология чужда им в силу самой природы их мышления!» - утверждает он. Интересно, что в научности он отказывает и академику РАН Е.П. Челышеву, знавшему С.Н. Рериха, и индийскому профессору Локешу Чандре,  и академику Монгольской академии наук Ш. Бире, и доктору А.В. Федотову (Болгария), и многочисленным научным экспертам, выступившим против диссертации Росова.

В связи с этим попробуем разобраться, насколько сама наука метафизична. Во-первых, наука выросла из метанауки. Общеизвестно, что химии дала начало алхимия, астрономии астрология и т.д. Более того, согласно эпистемологии науки метафизическое, иррациональное начало, присутствует в любом открытии; гипотеза, выдвинутая ученым, уже сама по себе является внутренним, нередко иррациональным, началом открытия, в то время как эксперимент есть лишь эмпирическое подтверждение ее правильности. Нередко толчком к открытию служит научная интуиция, природа которой сама по себе метанаучна. Многие открытия величайших ученых, сделанные ими в результате взаимодействия именно с пространством метафизического, оказались настолько гениальны, что раскрыли перед человечеством принципиально новые научные горизонты. Достаточно вспомнить  Д.И. Менделеева, великую Софью Ковалевскую, К.Э. Циолковского, А.Л. Чижевского, В.И. Вернадского, Н.И. Пирогова и многих других.  Неужели, если В.И. Вернадский прозрел некоторые существенные положения своих будущих научных открытий в состоянии тяжелой болезни, на пороге жизни и смерти, т.е. в измененном состоянии сознания, то от этого они, - позже разработанные, - стали менее ценными?!

Наука, в отличие от Ю.В. Линника, не столь категорично относится к метафизике. В.И. Вернадский указывал на близость научных и вненаучных путей познания: «Некоторые части, - утверждал он, - даже современного научного мировоззрения были достигнуты не путем научного искания или научной мысли – они вошли в науку извне из искусства…Таково происхождение даже основных, наиболее характерных, черт точного знания, тех, которые временами считаются наиболее ярким его условием» (В. И. Вернадский. Pro et contra. СПб, 2000. С.317). Один из крупнейших ученых современности Нобелевский лауреат Илья Пригожин писал, что наука, – эмпирическая, строгая, тот тип науки, который делает мир понятным, - закончилась. Другой выдающийся ученый-физик Бом считал, что разделение научного и художественного познания временно; его не существовало в прошлом и нет оснований считать, что оно останется в будущем. По мнению авторитетных ученых, приходит время, когда рациональное и иррациональное, эмпирическое и метафизическое должны слиться воедино, открыв тем самым новые пути познания. Международная научно-практическая конференция «Космическое мировоззрение – новое мышление ХХI века», организованная МЦР в 2003, году ясно показала, что наука и метанаука могут вести между собой диалог и существовать по принципу дополнительности. Но Ю.В. Линник упорно продолжает утверждать, что подобный диалог существует лишь в туманной перспективе, отказывая тем самым в принципе дополнительности двум сторонам одной медали.

Все наводит на мысль, что автор книги не понимает сущность подлинного синтеза. Вместо органичного дополнения и вмещения, позволяющего увидеть мир во всей его целостности, характерной для синтетического мышления, он механически соединяет различные его части, подобно лоскутному одеялу. Отделив эмпирическое от метафизического, философ Ю.В. Линник в своих рассуждениях разделил неразделимые Дух и Материю, лишил Причину ее Следствия.  «В.А. Росова – пишет Ю.В. Линник, – упрекают в том, что он «отринул Живую Этику». Это спорно. Апелляция к текстам Живой Этики были бы неуместны в специализированном источниковедческом труде. В.А. Росов исследует архивные источники, тогда как принято считать, что источник Живой Этики – трансцендентные уровни бытия». Но профессор Ю.В. Линник  упускает тот факт, что Живая Этика была основой мировоззрения Н.К. Рериха, а именно мировоззрение определяет всю жизнедеятельность человека. Когда  исследователь и его защитник рассматривают жизнь выдающейся личности в отрыве от ее мировоззрения, получается ни что иное, как абсолютное ее непонимание.  Замечания  представителей МЦР А.В. Росову по этому поводу  вполне обоснованы. Речь идет не о метафизичности Живой Этики как таковой, а о грубой, можно сказать фатальной, ошибке исследования Росова.  Кстати, многие эксперты указывали диссертанту на то же самое, предлагая рассматривать деятельность Н.К. Рериха с точки зрения его духовных и творческих устремлений.

Как это ни странно, но создается впечатление, что и диссертация Росова, и книга Линника – это одна сплошная «метафизическая плоскость», только  в дурном смысле этих слов. Поскольку в ней господствуют одни эмоции, восхваления диссертации В.А. Росова, умаление Рерихов и огульные публицистические  нападки на тех, кто защищает их доброе имя, особенно МЦР и Л.В. Шапошникову, но совершенно отсутствуют научная логика и  строгая система доказательств. Понятно, что Ю.В. Линник как философ и поэт сам не чужд метафизики, однако, тогда все обвинения в ненаучности вполне применимы и к нему самому.

Близкое знакомство с трудами В.А. Росова наглядно показывает, что отказ от обращения к живой Этике – мировоззренческой опоре всех членов семьи Рерихов – не был случайной ошибкой. Глубокий и правдивый анализ мировоззрения Н.К. Рериха сделал бы невозможным саму постановку проблемы политической подоплеки его деятельности. Но это никак не входило в планы диссертанта! Отсюда, такой избирательный подход к источникам, в список которых не вошли книги самих Рерихов, проливающие истинный свет на цели экспедиций, отсутствуют работы и неугодных Росову ученых-рериховедов, например, Л.В. Шапошниковой и других.

Между тем, отвечая на вопрос доктора философских наук В.В. Фролова, Росов говорит: «Я излагаю документы в своей диссертации, которых огромное множество, которые говорят об идеях, высказанных Рерихом». Да, в описании так называемых «идей», якобы высказанных Рерихом, Росов опирается на документы, но какие?! Он пользуется свидетельствами сомнительных околорериховских кругов, часто представляющих враждебное художнику крыло русской эмиграции. Росов выдает интерпретации поступков Рериха, высказанные этой крайне пестрой группой, за идеи самого Рериха. Автор диссертации пользуется огромным количеством малоизвестных источников, за что, кстати, ВАК и утвердил его диссертацию (подчеркнем – не за ее аргументированность и правдивость); источников, не имеющих ни малейшего отношения к позиции, высказанной Рерихом в статьях, книгах, выступлениях. Использованные Росовым материалы могли бы стать основой для специального социологического или социально-психологического анализа чрезвычайно интересного и старого, как мир, феномена: жизнетворчество гениального художника и его эпоха, ибо как нет пророков в своем отечестве, так нет его и для своих современников. Но этот факт философ Ю.В. Линник и другие защитники В.А. Росова упорно не желают видеть.

В связи с этим вспоминается известная пьеса Е. Шварца «Тень». В ней реальный человек и его тень предстают как две совершенно противоположные личности. Только в отличие от пьесы, «тень» Н.К. Рериха на протяжении многих лет упорно и методично создавалась и создается  специальными группами людей, их цель - сделать все, чтобы реальный облик Н.К. Рериха  потонул, исчез за его «тенью», был ею искажен до неузнаваемости. Следуя этим путем, В.А. Росов в книге «Н.К. Рерих – вестник Звенигорода» начинает с анализа политической обстановки Центральной Азии в 1920-30-х годов, где вскользь упоминаются политики, с которыми Н.К. Рерих имел непродолжительные встречи в силу вполне объективных обстоятельств. Затем В.А. Росов пытается дать общественно-политические характеристики некоторым сотрудникам Н.К. Рериха, помогавшим его культурной работе в России. Наконец, как мы отмечали, основываясь на свидетельствах  людей, мало знавших Н.К. Рериха, к тому же подозрительных, не всегда дружелюбно настроенных к нему, приписывает выдающемуся деятелю культуры некие политические цели. 

Так, опираясь на взгляды людей, которые в силу своего мировоззрения  и иных жизненных установок, не могли понять Н.К. Рериха, и В.А. Росов, и Ю.В. Линник вслед за Г.В. Чичериным приклеивают художнику-философу ярлык «полубуддиста-полукоммуниста», стремящегося соединить две мировоззренческие системы в рамках одной страны – России.. Ю.В. Линник идет даже дальше, и для буддизма, и для коммунизма он предрешает один итог – погружение в Ничто (так он определяет Нирвану)  и проецирует Ничто на рериховские идеи. «…форпостом нирваны станет русский Звенигород – взявший реванш общинно-коммунистический дух, подчинивший себе всю ноосферу. Обманемся ли его благовестом? За ним стоит ледяная тишина ничтойности» (С. 21).

Так автором книги унижается сама идея Общины, которая трактуется им как нивелирование любого личностного начала, растворение индивидуальности в безликости большинства. Это, на наш взгляд, мягко говоря, упрощенная и поверхностная трактовка сути и назначения Общины, как она понимается в философии Рерихов. Великая идея Общины включает в себя единство творческих личностей, где индивидуальность каждого обогащает и дополняет общее. Философия Рерихов - Живая Этика - утверждает и совершенно противоположные взглядам Ю.В. Линника перспективы развития человека: «Вам встретятся люди, спешащие с достижениями, им может казаться, что Мы медлительны, но выведите их под ночное небо и покажите мерцание бесчисленных миров. Скажите – к этому творчеству ведет вас Владыка. Разве можно быть медлительным в этом великом пути? Нужно готовиться быть сотворцами. Нужно сохранить и умножить зерна сознания, ибо весь мир держится мощью сознания. Нет силы противостоять сознанию, очищенному от самости. Можно готовиться перейти все мосты при огненном сознании, которое трепещет импульсом Космоса; которое в зерне духа отвечает на все колебания почвы и знает истину народов. Можно приложить все священные силы сердца, чтобы, поправ смерть, сделаться сотворцами пламенных Логосов». (Иерархия, 203)
 

Книга «Община», которую привезли Рерихи в Россию в качестве духовно-философской основы Нового Мира, обобщала богатый мировой опыт построения истинной Общины, указывала возможные ошибки на этом пути, подчеркивала необходимые духовные основы любого социального строительства. Политики не приняли ее и не поняли устремлений великой семьи, но Рерихи не разочаровались в русском народе и до конца своих дней считали Россию Новой страной, опорой будущей эволюции человечества. В конце жизни в своих письмах к сотрудникам Е.И. Рерих все еще надеялась вернуться и поработать на благо Новой России, с этой же надеждой ушел из жизни и Н.К. Рерих. В свете этих рериховских чувств, надежд и мыслей подмена идеи будущей обновленной России конкретным построением нового государства в Центральной Азии, как утверждается в диссертации Росова, выглядит абсурдно.

В нашем контексте представляется небезынтересным следующее наблюдение: в  начале своей книги «Николай Рерих – Вестник Звенигорода» В.А. Росов  в отношении политической деятельности Н.К. Рериха использует выражения робкие и даже неуверенные - «возможно», «вероятно», «кажется», «видимо». Но в конце издания все эти туманные предположения, не подтвержденные, как мы писали, реальными фактами,  вдруг обретают вполне безапелляционную форму.

Странная, неуверенная позиция «выдающегося рериховеда», - как его характеризует Ю.В. Линник, - у которого будто и нет убежденности в своей правоте в начале – и энергетически накрученная безапеляционность заявлений в конце оставляют чувства некой опасной игры с читателей.  Но подлиной, глубокой убежденности в своей правоте у В.А. Росова или ему подобных и не могло быть, поскольку на их стороне отсутствовал главный свидетель, главное действующее лицо  - сам Н.К. Рерих. В.А. Росов, Ю.В. Линник и их сторонники упорно игнорируют однозначные высказвания Н.К. Рериха по поводу политики. В статье «Культура» Николай Константинович пишет: «Политикой мы никогда не занимались, и я знаю, что это обстоятельство подчас вызывало недоумения и даже порицания. Ни в какую политическую партию не входили и поэтому поводу даже имели некоторые длительные и малоприятные разговоры. Но, как от первого начала, так и до сих пор остаемся беспартийными прогрессистами, преданными культурно-образовательному делу.

Область культуры настолько самобытна и обширна, что невозможно в нее вносить постоянно зыблимые политические соображения. Именно незыблима область Культуры, и двери ее открыты всему, что мыслит о созидании, о мире, о благе, о преуспеянии народов.
Конечно, политику есть от чего чваниться. Он берет свой скальпель-перо и, как операционное мясо, режет им человеческие народности, не считаясь с историческими основами. Но сияние всяких звезд все-таки не затмит продвижение Культуры».

Ю.В. Линник утверждает: «Бесспорно следующее: 1) культура – доминанта для Н.К. Рериха; 2) политика у него подчинена культуре – художник сохраняет строгую субординацию между ними» (С. 48). Но высказывания самого Н.К. Рериха в той же в цитируемой статье противоположны: «В то же время в области политики происходят такие затмения и смущения, что было бы жаль, если культурно-образовательная работа оказалась бы связанной с политическими ухищрениями».

Но вернемся к начальному вопросу, сформулированному самим Ю.В. Линником: «Из-за чего сыр-бор?».  Увы, главная причина всех нападок на МЦР и особенно его генерального директора, академика Л.В. Шапошникову стара и тривиальна, как мир, – это драгоценное рериховское наследие. «В тех ли руках наследие?!» Этот вопрос проходит красной линией по книге  Ю.В. Линника. Именно к нему старается подвести читателей автор, из-за него, делая сначала реверанс в сторону МЦР, он затем срывается почти на истерический крик, называя эту организацию последними словами. Как будто кто-то невидимый дергает за одну и ту же веревочку, на которой с 1980-х годов висела и висит череда марионеток, - в том числе автор рассматриваемой книги, - чтобы в пространстве звучал один и тот же истошный вопль - «Отдайте наследие народу!» Этим народом неизменно выступает Музей Востока, незаконно присвоивший себе огромную коллекцию картин Н.К. и С.Н. Рерихов, по документам принадлежащую МЦР, и удерживающий ее в запасниках, по всей вероятности, чтобы никто из этого самого народа не увидел их красоты, не почувствовал ее преображающей силы. Росов является сотрудником названного музея и таким своеобразным способом защищает его интересы.

Да, к сожалению, диссертацию В.А. Росова  утвердил ВАК, и для Ю.В. Линника – это, конечно, победа. Но победы бывает разными. В свое время Хорши предали и ограбили Рерихов. Официальный суд был на их стороне. Тогда они тоже считали себя победителями, но время все расставило на свои места, и история заклеймила их как предателей, а победу в американском суде превратила в катастрофическое духовное поражение, обернувшееся в последствии для них и личной трагедией. Так и нынешнее решение ВАКа России в отношении диссертации В.А Росова не может быть понято иначе, как победа науки, идущей в тупик, победа, возможная только для таких, как Ю.В. Линник или В.А. Росов.
 

Но подлинная победа -  в Духе и Истине, и она не на их стороне.


Л.В. Суркова,
член Международного Совета Рериховских организаций имени С.Н. Рериха,
председатель Рериховского общества г.Пензы