Главная -> Защита имени и наследия Рерихов


Победа

 

 

 

Борьба за правду есть посев блага. Живет красота в каждой борьбе против лжи, лицемерия, несправедливости, невежества.

 

С.Н.Рерих

 

 

 

<-- Н.К.Рерих "Победа"

Защита имени и наследия Рерихов

 

МЕЖДУНАРОДНЫЙ   ЦЕНТР -МУЗЕЙ  ИМ. Н.К. РЕРИХА В ОПАСНОСТИ!

Разд2

 

По поводу выхода книги Ю.В. Линника «Вокруг Росова»

 

Интеллект сам по себе ещё не есть признак высокой духовности. Напротив, самоуверенный ум зачастую является непреоборимым препятствием на духовном пути. Трагедия современной цивилизации, её кризисные явления произрастают именно отсюда.

Будущее человечества, по утверждению авторов Живой Этики, слагает наука. Именно поэтому самые тяжёлые испытания сегодня приходится переносить представителям научной сферы. Во все времена становление нового мировоззрения встречало неистовое сопротивление изживших себя, старых взглядов на мир. При высочайшем современном, невиданном ранее, развитии интеллекта борьба нового и старого обострилась допредела…

Книга Ю.В. Линника «Вокруг Росова» привлекла наше внимание тем, что касается принципиальных вопросов современного научного и псевдонаучного подходов к осмыслению наследия Рерихов. Кроме того, она – очередное звено единой цепи грязной PR-кампании, направленной против Международного Центра Рерихов (МЦР). Чтобы развенчать огульные обвинения в адрес МЦР и Л.В. Шапошниковой, мы вновь берёмся за перо.

Будем полагать, что большинство читателей знакомо с обстоятельствами, сложившимися в связи с защитой диссертации на соискание ученой степени доктора исторических наук "Русско-американские экспедиции Н.К. Рериха в Центральную Азию в 1920 и 1930-е годы" В.А. Росова. Поэтому, не вдаваясь в подробности, представим своё понимание сути проблемы.

Живая Этика – это новое космическое мировоззрение, составляющее методологическую основу науки будущего. Содержание книги Ю.В. Линника свидетельствует о том, что её автор – одно из двух – или не хотел этого понять, или попросту не смог этого сделать. Резюмируя раздел «Л.В. Шапошникова о науке», он утверждает (С. 95): «Метанаука ещё недостаточно созрела для того, чтобы поучать науку, - ей надо развить свою методологию, одновременно освободившись от признаков дилетантизма и графоманства». Что можно ответить на это?

В сущности, сама Живая Этика является методологией метанауки. Именно эту методологию применяли в своей многогранной научно-художественной деятельности члены семьи Рерихов, а сейчас – Л.В. Шапошникова. Известно, что Н.К. Рерих – выдающийся учёный-историк, сделавший множество признанных наукой открытий, начиная от археологии и заканчивая глобальным вкладом в осмысление проблем древних переселений народов и единства различных культур. Что касается Л.В. Шапошниковой, историка, философа, культуролога, замечательного писателя, обладающего тонким, выразительным словом, то ей принадлежат вполне приемлемые для современной традиционной науки категории, как например, философия космической реальности, метод исторического свидетельствования и другие. Так почему же тогда «ведущий караван российского рериховеденья», - а именно так называет Росова его защитник, - затративший столько сил и времени на исследование экспедиций Рериха, совсем не берёт на вооружение открытые Рерихом методы познания или не вступает в научно корректную полемику с теми, кто до него исследовал наследие Рериха?

Знаменательно, что Живая Этика базируется на Великих Космических Законах. Один из них – Закон Ученичества. Он неотделим от Закона Иерархии, утверждающего, что каждый ученик, достигший определенного уровня духовного развития, имеет Учителя, и эта череда Учителей «сияет жемчугом междупланетным». Высший ведёт нижестоящего по лестнице эволюционного восхождения, но сугубо на добровольной основе. Другими словами: нельзя научить, можно только самому научиться. По сути дела, не принимая Живую Этику как развернутое, полнокровное методологическое основание метанаучного способа познания, Ю.В. Линник как современный учёный закрывает (прежде всего, для себя) новые пути развития науки. Очевидно, он не видит неисчерпаемых методологических возможностей Живой Этики, открытых Великими Учителями. И не просто открытых, но ясно, отчетливо сформулированных, объясняющих широко известные, но не познанные пока наукой явления. Тогда очевидным становится тот факт, что автора книги уже не заботит дальнейшее продвижение современной науки. Как будто ей нечему больше учиться – известно всё.

Как может развиваться метанаучный способ познания фундаментальных законов бытия, - если даже предположить, что он близок автору книги, - «созреть и достичь ведущего положения», если он не будет рассматриваться во взаимных творческих обсуждениях, в аргументированном доказательном обмене мнениями, построенном на подлинно глубоком уважении и к исследуемому первоисточнику, и к позициям исследователей, ранее Росова обратившихся к этим же проблемам; пусть они даже имеют противоположный характер? Как может развиваться метанаучный способ познания фундаментальных законов бытия в подменах, манипуляциях, в отсутствии научного диалога, в искажении фактов, присущих публикациям Росова.

Великие Учителя для автора – не авторитет. «Получается, - хлестко пишет Линник, - что научное познание не является творческим процессом – Шамбала выступает как трансцендентная суфлёрская будка, откуда мы получаем или готовые блоки информации, или полуфабрикаты бессознательного». (С.94) Невозможно не отметить пренебрежительно-уничижительный тон данного высказывания. О каком почитании Учителя здесь может идти речь? Типичная высокомерная позиция, противоречащая самому духу Живой Этики. Можно ли чему-либо научиться с таким отношением к Ведущему Началу?

Сегодня достаточно поплутать в дебрях сомнительных документов, кстати, созданных зачастую враждебно настроенными к исследовательской деятельности Рерихов людьми, скомпилировать и домыслить якобы «подлинные» события, сделать далеко идущие выводы и получить докторскую степень. Росов идёт именно этим путём, и этот путь, по утверждению автора книги и Высшей аттестационной комиссии, единственно возможный в современной науке.

Разве к этому стремился Н.К. Рерих? Нет. С юношеских лет он участвовал в раскопках. Своими руками отыскивал, собирал, систематизировал, исследовал находки. И считал, что только собственный, прежде всего мировоззренческий, опыт даёт право делать убедительные выводы. Л.В. Шапошникова, следуя примеру Мастера, как достойный ученик идет по обозначенным им мировоззренческим и методологическим ориентирам, прокладывая пути философии космической реальности в нашу жизнь. Только такому человеку мог доверить наследие С.Н. Рерих!

Было бы наивно полагать, что В.А. Росов и его защитник Ю.В. Линник, ограничивая себя рамками узкой специализации, просто не поняли Рериха. Очевидно то, что за историей с диссертацией стоят определённые: корыстные ли, карьерные ли, принципиально ли идеологические, но однозначно низводящие, умаляющие и искажающие наследие Рерихов, цели. Какими бы красивыми и мудрёными словами они не были прикрыты - шила в мешке не утаишь.

«Осмелюсь сделать такое предсказание: когда-нибудь В.А. Росов возглавит если не МЦР, то возникшую на его основе организацию», (С. 102) – пишет Линник. Этим заканчивается книга. Будем завершать и мы.

Не дождётесь!

 

В.В. Федосов,
председатель Хакасской региональной общественной организации
последователей Рерихов «Рериховское общество»,
г.Абакан10,08,09